2Pac Легенда

Биография Тупака Шакура
Биография Тупака Шакура

2 Pac родился в 1971 году в Нью-Йорке.

Его мама Афени Шакур (Afeni Shakur), состоявшая в партии "Черная Пантера", была беременна им, находясь в тюрьме по обвинению во взрывах. В 1986 году семья Шакуров переезжает в Балтимор, где Тупак поступает в Балтиморскую Школу Искусств. Здесь он пишет свой первый рэп под именем MC "New York".

"Мне кажется, что я умру, спасая белого ребенка", — говорит Тупак Амару Шакур. "А я все детство мечтал сгореть в танке", — говорит ваш покорный слуга. Но великому гангста–рэпперу не умереть, спасая белого ребенка, ведь дважды не умирают, он уже получил свое, а мне не стать Героем Советского Союза посмертно, сгорев в танке, потому что корпус моей боевой машины уже пропит, а башню сорвало. Да и Советского Союза больше нет. Что поделаешь, хромые судьбы!..

И не известно, что лучше, родиться в стране, которой в один прекрасный день просто не станет, или в негритянском гетто Бруклина, где, несмотря на старания его разбогатевших выходцев–филантропов, таких, как, например, Тупак Шакур, все еще очень много наркотиков и оружия. А еще больше красной–прекрасной крови черных–пречерных людей на тротуарах. Но если ЗДЕСЬ это — "романтика" и ТАМ об этом для нас снимают клипы и делают фильмы, то для самих обитателей гетто это только боль, ведь эта красная кровь может оказаться кровью твоей сестры или брата.

Тупак Шакур родом из этой боли. Точка ее отсчета во времени — 1971 года, 13 сентября, в пространстве — Нью–Йорк, Бруклин. Мать — Эфени Шакур. Отец — неизвестен. С 1968 года Эфени — активный член партии Black Panther Party, являвшейся радикальным крылом движения по защите гражданских прав человека. К добрым делам этой партии можно отнести организацию бесплатного медицинского обслуживания и завтраков для детей в черных гетто, к недобрым — приобретение огнестрельного оружия с целью его использования в партизанской войне. Сейчас в это трудно поверить, но каких–то 30 лет назад ФБР проводило обыски и аресты тех, кто был задействован в этом движении. В апреле 1969 года Эфени Шакур была арестована вместе с 20 другими членами нью–йоркских "черных пантер" (black panthers) по подозрению в убийствах, вооруженных ограблениях и планировании терактов. Судебный процесс в целом длился 25 месяцев, и пока Эфени ожидала своей очереди появиться в суде, за ней, отпущенной под залог, ухаживали два потенциальных отца Тупака: наркодилер Легс и некий Билли, член партии "Черные пантеры". Кто из них ответственен за появление на свет Тупака Шакура, пожалуй, так и останется невыясненным, зато доподлинно известно, что муж Эфени, узнав о том, что она беременна, тут же с ней развелся.

"Свобода под залог" вскоре кончилась, и вернувшейся в женскую колонию беременной Эфени еще предстояло защищаться в суде по делу "черных пантер", отстаивая в общей камере право на полагающуюся ей пайку: одно яйцо и стакан молока в день. Для женщины да еще в положении это, мягко говоря, не густо, и каждый раз, когда Эфени вспоминает о своем пребывании в тюрьме, ее глаза наполняются слезами, ведь она даже не надеялась, что на такой еде сможет родить живого ребенка.

В мае 1971 года с Эфени и тринадцати ее товарищей по партии были сняты все обвинения. Месяц спустя родился Тупак. Эфени рассказывает, что очень боялась, как бы федеральные службы не отобрали у нее ребенка. Через своего врача она передала новорожденного сестре. К счастью, все обошлось, но через много лет Тупак будет вспоминать свое детство, как один нескончаемый переезд: из соображений конспирации, а то и просто в поисках лучшей доли мать постоянно меняла квартиры, переезжая из одного черного гетто в другое. "Я тогда день и ночь плакал, — говорит Тупак. — Я по жизни не вписывался, потому что всегда был откуда–то еще... Люди думают: раз ты из гетто, значит стоит чучка потусоваться, и ты впишишься куда угодно".

Переживания Тупака Шакура

Тупак тяжело переживал безотцовщину, не давшую ему "почувствовать себя мужчиной", к тому же он имел тонкие, женственные черты лица, бывшие причиной насмешек со стороны его друзей и сверстников среди родственников. Он рассказывал, что умел делать все, чему его могла научить мать: готовить, шить, убирать, но есть вещи, которым может научить только отец. В одном из своих интервью Тупак сказал: "Мать не может научить сына, как быть мужчиной. Особенно это касается черных. Я чувствовал себя паршиво, видя, как другие ниггеры получают ответы своих отцов на вопросы, которые были и у меня. Я до сих пор не получил эти ответы". Тупак признал своего отца в наркодилере Лэгсе, который, как и многие его "коллеги", сам употреблял наркотики. Он познакомил Эфени с крэком. (Крэк — сильнодействующий наркотик, забиваемый в стеклянную трубку и разогреваемый пламенем зажигалки. Дым нагретого крэка втягивают в себя.) "Лэгс бывало приходил посреди ночи, — вспоминает Эфени, — и вставлял мне трубку с крэком в рот. Так мы с ним и общались". Через какое–то время Лэгс попал в тюрьму за махинации с кредитными карточками. Ко времени его выхода на волю Эфени переехала из Нью–Йорка в Балтимор. Она позвонила оттуда Лэгсу, чтобы сообщить ему о переезде, и узнала, что он умер от сердечного приступа, вызванного передозировкой крэка. По словам Эфени, Тупак "ох*ел от горя", когда она сказала ему, что Лэгс умер. "Я скучаю по своему папе", — все время повторял Тупак.

С отчимом Тупаку тоже не повезло, он был приговорен к 60 годам тюремного заключения за вооруженное ограбление. Тупаку больше никогда не суждено было его увидеть.

Все разочарования семейной жизни, оставлявшие рубцы на сердце, не уничтожили Тупака как личность, как лидера, как будущую звезду. Может быть, все дело в имени, первая часть которого — Tupac Amaru на языке инков означает "светящаяся змея", так в мифологии народов Центральной Америки олицетворены мужество и мудрость. Вторую часть — Shakur можно перевести с арабского как "благодарный Богу". Разве мог человек с таким именем покончить свою жизнь у мусорного бачка, не успев вытащить из вены иголку шприца, попав под такой кайф, который заставляет усомниться, на этом ли вы еще свете?! Что–то подсказывает сердцу, что "благодарные Богу светящиеся змеи" так не умирают. А вся боль, пережитая ими в детские годы, разрывающая их на части изнутри, не убивает в них способности творить, превращая свои слезы в деньги.

MC New York

В Балтиморе Тупак написал свой первый рэп, взяв себе псевдоним MC New York. Он поступил в Балтиморскую Школу искусств, директор театрального отделения которой нашел его "крайне одаренным молодым актером". В Школе искусств Тупак познакомился со многими белыми ребятами, с удивлением для себя обнаружив, что с белыми, в принципе, "можно ладить". До этого он свято верил в то, что "белые — дьяволы", как было принято считать в гетто.

В 17 лет Тупак переехал с матерью в Marvin City (Калифорния). Эфени утверждает, что именно в Marvin City Тупак прошел школу жизни, в городе, где "ниггеры ставят улицы на уши". Он продавал наркотики, перезнакомившись со всеми в районе, став, по собственным словам, "ходячим приколом" для всех ниггеров, которые "не были говном". Но по–настоящему Тупака "напрягала" только нехватка денег. "Я видел всех этих тупых сраных ниггеров, имевших женщин, машины, дома, в то время как у меня ни хрена не было... Меня любили так, как можно любить дворняжку или местного наркомана".

Но не все было так мрачно для будущей звезды в Marvin City. Пройдя прослушивание, Тупак был принят в группу DIDGITAL UNDERGROUND, уже хорошо известную ко времени его прихода туда. Обзаведясь новым вокалистом, группа объехала с гастролями США и Японию, ошарашив публику программой, главным ударным элементом которой был Тупак, исполняющий танцы с резиновой женщиной. Во время этих гастролей Тупак как–то позвонил домой и узнал, что его мать пристрастилась к наркотикам. Для него это был сильный удар. Чувство жалости смешалось с чувством потери уважения к бывшей "черной пантере", все детство бывшей для Тупака идеалом.

Он пытался вычеркнуть мать из своей памяти, но через какое–то время Эфени удалось собрать свою волю в кулак и, переехав в Нью–Йорк, навсегда отказаться от наркотиков.

В 1991 году Тупак выпустил сольный альбом "2 Pacalypse Now", синглы "Trapped" и "Brenda’s Got A Bady" из которого можно смело назвать одними из лучших произведений в современной рэп–музыке. Несмотря на то, что это черные песни, повествующие о проблемах обитателей черных гетто, пафос их текстов понятен любому тинэйджеру, даже не владеющему английским языком. Будучи участником группы DIDGITAL UNDERGROUND, Тупак разделил со своими "одногрупниками" радость получения приза "Грэмми" за композицию "Same Song" из альбома "Songs Of The P". В 1992 году он снялся в фильме Эрнеста Дикерсона (Earnest Dickerson) "Juice", годом позже появился на видео Джона Синглтона (John Singleton) "Poetic Justice" с участием Дженет Джексон. 1993 год принес Тупаку Шакуру славу лучшего нового рэп–исполнителя на церемонии "American Music Award", куда он пробил себе дорогу альбомом "Strictly 4 My N.I.G.G.A.Z." ("Строго для моих ниггеров").

Можно отметить, что одна из характерных черт рэпа — полемичность в песнях Тупака Шакура достигла непокоримых высот. Речитатив Тупака завораживает, заставляя жалеть, что ты не родился черным. "Как много братьев пали жертвами улицы! Земля вам пухом, молодые ниггеры! Есть ли небеса для ниггера? Лжецом я назван буду, если скажу, что никогда не думал о смерти. Мой ниггер, мы с тобой одни остались, но жизнь продолжается".

Поэтический дар Тупака раскрылся не только в текстах его песен. Он автор пока еще не опубликованного сборника стихов, проектное название которого — "2 Produce And Create". Тема смерти и необходимости построения нового общества, в котором, по словам Тупака, "мы можем сами себя воспитывать", — центральные темы его поэзии.

Часть II. Трах–х–х...

В ноябре 1993 года Тупак был арестован по подозрению в изнасиловании. Эта история освещалась и в прессе, и на TV, но, думаю, фанам великого гангста–реппера будет небезынтересно узнать подробности в версии самого Тупака. Итак, согласно заявлению Тупака Амару Шакура, он познакомился с черной девушкой, имя которой он тут же забыл на дискотеке в клубе "Nell’s". Девушка его, в общем, не заинтересовала, так как ее внешние данные оставляли желать лучшего, и Тупак, оставив своих друзей, пошел танцевать один. Дальше, отыскав Тупака в толпе танцующих, девушка сначала занялась с ним петтингом, а потом, затащив его в темный угол дискотеки, подальше от людских глаз, начавших проявлять нездоровый интерес к любвеобильной паре, приступила к оральному сексу. Урезав интимные детали, о которых Тупак спокойно поведал миру в своем интервью, скажу только, что для Тупака и девушки, имя которой нигде не фигурирует, этот вечер закончился в номере гостиницы, где проживал Тупак. В суде никто из них двоих не отрицал, что там они занимались любовью. Оба добровольно. "Все было круто", — потом признается Тупак, только когда приехал Нигель (Nigel), один из его друзей, он никак не мог понять, что заставило его с выпученными на лоб глазами не переставая задавать один и тот же вопрос: "Ты трахал ее в задницу?" Нигель осознавал, что при желании факты можно было извратить так, что все дело выглядело бы как изнасилование. На первый раз все обошлось. Тупак уже начал забывать о девушке "Х", как однажды вечером раздался телефонный звонок и знакомый женский голос произнес: "Я уже выезжаю". К счастью или несчастью, трубку поднял Нигель, который в тот момент ничего лично против приезда девицы не имел. Через несколько минут подъехало ее такси. Девушка поднялась в номер. Тупак увел ее в отдельную комнату, где она по его просьбе стала делать ему массаж. Неожиданно в комнату зашли несколько ниггеров во главе с уже знакомым нам Нигелем. Тупак, ни говоря ни слова, вышел из комнаты и, пообщавшись со своим прессекретарем, лег спать на диване в соседней комнате. Проснувшись, он обнаружил девушку "Х", бьющуюся в истерике. После того, как она хлопнула дверью, у Тупака еще долго звенело в ушах: "Почему ты позволил им со мной это сделать?!" Он потребовал объяснений, что случилось, пока он спал, но Нигель только развел руками: "Слишком много ниггеров".

Через некоторое время "слишком много ниггеров" обернулись для Тупака 4 с половиной годами тюремного заключения, так как версия девушки "Х" оказалась более убедительной. Она по большинству пунктов повторяла версию Тупака, с той лишь разницей, что на дискотеке, по ее словам, Тупак сам заставил ее заниматься с ним оральным сексом и во время второй встречи с ним участвовал в групповом изнасиловании.

Часть III. Без названия

В 1994 году Тупак выпускает новый альбом "Thug Life", проходит год и появляется "Me Against The World". Последний имел огромный коммерческий успех, выражающийся в количестве копий, превышающем 1 миллион. В мае 1995 года Тупак, находясь в тюрьме, женился на некой Кейше Моррис (Keisha Morris). В октябре Тупак выходит на волю под залог в 1,4 миллиона долларов. 1996 год — знаменательная дата в истории хип–хопа, связанная с именем Тупака Шакура. В этом году он выпускает первый в истории рэп–музыки двойной альбом — "All Eyes On Me". Общий объем продаж этого двойника превысил 5 миллионов экземпляров. Синглы из этого альбома "How Do You Want It" и "California Love" засветились на первом месте в биллбордовских чартах.

Часть IV. Криминальное чтиво

В 1994 году Тупака ограбили, всадив в него пять пуль из пистолета. По счастливой случайности он остался жив, не став инвалидом. Это произошло в холле одной из звукозаписывающих студий Манхэттена, куда он был приглашен в тот вечер на запись. Люди в форме, сначала принятые Тупаком и всей честной компанией, сопровождавшей его, за представителей службы безопасности студии, вытащив оружие, уложили всех на пол, а потом, получив отказ от Тупака на требование снять с себя драгоценности, открыли по нему огонь в упор.

Тупак сам плохо помнит о случившемся с ним в холле студии в тот вечер, так же как и то, сколько косяков марихуаны он выкурил перед тем, как войти туда со своими друзьями. Возможно, наркотики и спасли его от смерти в результате болевого шока: пять пулевых ранений, одно из которых пришлось в живот, а другое нанесло урон мужской гордости, могли остановить сердце Тупака. Да, он помнит ниггеров в униформе, вытащивших пистолеты и со словами: "Время обосраться" скомандовавших всем лечь на пол. Он помнит, что был единственным, кто не подчинился; он помнит, что не шелохнулся, когда ему, приставив к животу пистолет, приказали снять драгоценности; он помнит, как пытался завладеть пистолетом одного из нападавших, и первый выстрел, последовавший за этим. Помнит он свое падение в колодец слепящего света, в котором только крики ниггеров: "Пристрели этого мазафакера!" Время от времени, выплывая из ниоткуда оглушившей и ослепившей его боли, он осознает, что его бесчувственное тело избивают ногами. Когда все заканчивается, он слышит голос парня своей сестры: "Йоу, ты в порядке? Йоу?" Все еще ничего не чувствуя, он поднимается со всеми наверх и, оказавшись в студии, лицезреет сборище ниггеров в 40 человек, на многих из которых гораздо больше драгоценностей, чем на нем. Это навело его на мысль, что его "заказали", решив обставить все дело, как вооруженное ограбление. Никто не решался к нему подойти...

"Тогда я еще не знал, что меня ранили в голову. Я ничего не чувствовал. Я стянул с себя штаны и увидел дырку в моих трусах от Карла Кани. Мне не хотелось их снимать, чтобы проверить, на месте ли мой член. Я просто увидел дырку и сказал: "А–а, черт. Скрутите мне косячок". В общем, Тупак держался молодцом, видя, как многие смотрят на него так, словно никогда больше не ожидали увидеть. Только что Тупак сообщил по интеркому, что едет наверх, и вот он тут, но кажется, его не ждали. Ему не рады.

Проходят дни, недели, месяцы. Раны на теле зажили. Они беспокоят Тупака только в плохую погоду, и все вроде снова становится на свои места, но вот только ночью Тупак корчится на горячих простынях в холодном поту, снова и снова слыша: "Пристрели этого мазафакера!", чувствуя, как пули вонзаются в его плоть. Потом наступает будильник и запах кофе, и ему кажется, что вот тут–то все определенно должно стать на свои места, но эта боль навсегда. Ничто не будет, как прежде.

Часть V. "Мазафакеры приходят и забирают их жизни..."

7 сентября 1996 года Тупак присутствовал на боксерском поединке между Майком Тайсоном и Брюсом Сэлдоном. Тайсон в который раз оказался Тайсоном и, честно отрабатывая на ринге свой гонорар, ко всеобщему ликованию завалил Сэлдона. После поединка Тупак направился к своему большому другу Сьюджу (Marrion "Suge" Kright), по совместительству продюсеру Death Row Records. С ним Тупак намеревался отметить победу Тайсона в одном из клубов Лос–Анджелеса. По дороге на вечеринку с их черным BMW поравнялся белый Cadillac, из которого неизвестные открыли огонь, четыре раза ранив Тупака: дважды в грудь, один раз в плечо и бедро. Сьюджу пуля чуть зацепила голову, так что он был в состоянии развернуть машину на 180ш и "сделать ноги". Продырявленный в четырнадцати местах BMW, явно превышающий скорость, через минуту остановил полицейский патруль и, увидев залитого кровью Тупака, вызвал "скорую". Несколько дней Тупак находился в критическом состоянии. Ему была сделана пересадка легкого, но это не спасло жизнь выдающегося рэппера. В 16:03 была констатирована его смерть.

В одном из своих интервью Тупак сказал: "Все ниггеры, которые изменяют мир умирают насильственной смертью. Мазафакеры приходят и забирают их жизни". В последнее время Тупак не раз говорил об опасности, подстерегающей его за углом, да и тема смерти все чаще и чаще появлялась в его рэпах. Пресса высказывала предположение, что среди нападавших могли быть такие авторитеты "черной музыки", как The Notorious BIG и Sean "Puffy" Combs. Тупак не раз заявлял, что переспал с женой "Biggy", а "Puffy" имел свои личные счеты со Сьюджем. Достаточно ли этого, чтобы взять пистолет и нашпиговать человека свинцом, можно спорить и гадать сколько угодно, тем более что у гангста–рэпперов, возможно, свои способы выяснять отношения, но одно остается неизменным: Тупак мертв. Мазафакеры пришли и забрали его жизнь, и я, пожалуй, присоединюсь к точке зрения Мобба Дипа, который сказал, что Тупака "убил его рот".

На MTV Europe факту смерти Тупака был уделен один час из запланированных полутора, заполненный его клипами и интервью. Когда Курт Кобейн покончил жизнь самоубийством, европейское отделение MTV "развивало" эту новость в течение нескольких недель. Странно, не правда ли? Но это только начало странностей, "непоняток" и совпадений, связанных со смертью рэп–звезды. Их оказалось так много, что, взятые вместе, они позволили выстроить целую теорию, доказывающую, что Тупак Амару Шакур жив.

2Pac жив?!

Начнем с нумерологии. Тупак умер 13–го в пятницу, на седьмой день своего пребывания в коме. Сложив его возраст (2+5) на момент кончины, получим семь. Та злополучная поездка, закончившаяся для Тупака в могиле, случилась 7–го числа. С моментом его смерти получается маленькая неувязочка — 16:03 (1+6+0+3) в сумме дает единицу, зато, переписав этот момент в американской системе времяисчисления, то есть 4: 03 p.m., получим 4+0+3=7. Законченная мистика.

Вспомним, что в Тупака стреляли из белого "кадиллака", которого в Лас–Вегасе — городе, находящемся в центре пустыни, почему–то не нашли. Отследить такую машину с вертолета — плевое дело, но по непонятной причине вертолет так и не был поднят в воздух, что, в принципе, противоречит как здравому смыслу, так и полицейским инструкциям. Тупака кремировали на следующий день после его смерти. У многих людей возник вопрос, с каких пор жертв убийств так быстро пытаются превратить в пепел. Пойди потом докажи, что это вообще был Тупак. Полиция не провела баллистической экспертизы — им все и так было ясно с человеком, чья жизнь застрахована на 72 миллиона долларов. Где гарантия, что их не получит сам скончавшийся?

Один из последних альбомов рэп–исполнителя называется "Makaveli". Говорят, Маккиавели был военным стратегом, инсценировавшим свою смерть, чтобы обмануть врагов. На обложке "Makaveli" Тупак как–то напоминает Иисуса Христа. Продюсер альбома значится как Simon. Simon, согласно библейским легендам, помогал Христу нести крест, а апостол Simon Peter был первым, увидевшим пустую гробницу Христа. Возникает вопрос: не может ли продюсер Тупака Сьюдж в один прекрасный день оказаться тем самым библейским Симоном?

Еще одна примечательная работа Тупака — альбом "The Don Killuminati: The 7 Day Theory" (Дон Килуминати: теория семи дней). Вот эта "теория семи дней" плюс ставшие частыми в последние месяцы жизни разговоры Тупака с представителями средств массовой информации о реонкарнации и воскрешении, а также вольное отношение Тупака к Библии, которую, по его словам, написали "несколько крутых мазафакеров, чтобы контролировать других мазафакеров", — последняя капля. Тупак Амару Шакур, Бог меня простит, не очень мертвый.







 

МЫ Вконтакте

ВАШЕ МЕСТО



NOTORIOUS B.I.G

Биография

ХИП-ХОП 90-ЫЕ

Материалы